Меню

Дворец Труда и Искусств (ул. Ленина, 5а)

Дата: 16.11.2012
Количество просмотров:  2945

Реконструкция и достройка самого большого здания Уфы начала ХХ века в первые послереволюционные годы продолжилась 12 лет. По окончанию работ здесь смог начать выступать первый профессиональный сценический коллектив.

Оно предназначалось для устройства многофункционального учреждения культуры – Народного дома - и было заложено в 1909 году. Так жители губернии решили отметить памятную дату – 50-летие со дня смерти своего земляка Сергея Тимофеевича Аксакова. На добровольных началах были собраны необходимые средства. Проект был предложен уфимским инженером П.П.Рудавским. После завершения строительства новое учреждение должно было стать главным центром культуры и просвещения в крае. Под стать этим задачам предполагалось устройство театрального зала, помещений для организации музейно-выставочных экспозиций, занятий коллективов хорового пения, музыки, студии художников-любителей. Планы перечеркнула начавшаяся Первая мировая война. В переполненной от наплыва беженцев Уфе и Аксаковском народном доме организовали занятия для учеников городской гимназии и даже развернули госпиталь для раненых воинов.

С изгнанием из Уфимской губернии армии Колчака власти придали деятельности Народного дома иную направленность. Идеологическое содержание этой политики получило отражение в новом названии учреждения – Дворец Труда и Искусств. После перевода летом 1922 года столицы Башкирской АССР в Уфу здесь начинает работать первая профессиональная труппа башкирских актеров, которая стала творческим ядром ведущего сценического коллектива республики – Башкирского государственного академического театра драмы, который начинал работать в условиях разрухи, голода, эпидемий, обрушившихся на республику после окончания гражданской войны. Театральное искусство, ранее неизвестное здесь, новые власти рассматривали как важное средство поддержания в народе воли к жизни, возрождения и сохранения его духовных традиций. Документы, хранящиеся в Центральном государственном историческом архиве РБ, свидетельствуют о преодолении трудностей, с которыми сталкивался в первые годы деятельности коллектив башкирского театра.

Сразу после завершения театрального сезона пришлось заниматься проблемой сохранения исторического здания. В августе 1923 года, накануне открытия нового театрального сезона, назначенная правительством комиссия обследовала его. Акт проверки воспринимается в наши дни как своеобразная дефект-ведомость (стилистика документа сохранена – Р.Я.).

«Театр – каменное здание из трех этажей и подвала. Вместимость театра выражается цифрой в 1300 зрителей. Отопление паровое, освещение электрическое. Инструмент пожаротушения – городской водопровод, снабженный тремя ветхими рукавами. Телефонной связи нет. Ближайшая пожарная часть в трех кварталах».

Зрительный зал театра был на тот момент самым вместительным в городе помещением и был подвергнут ощутимой переделке. Последствия нарушения строительных нормативов получили отражение в акте комиссии.

«В бельэтаже театра и выше администрация провела УПЛОТНЕНИЕ мест приблизительно на 33, то есть из двух мест сделано три. Принимая во внимание, что при стройке театра галерея и бельэтаж делались с расчетом на определенную нагрузку, данное УПЛОТНЕНИЕ влечет за собой перегрузку по весу и создает риск обвала».

А далее следуют предписания комиссии с требованием немедленного устранения выявленных недостатков.

«В партере иметь проходы посередине не менее двух аршин (около полутора метров – Р.Я.), по сторонам – не менее полутора аршин. Эти проходы не должны быть заставлены стульями. Проходы между рядами - не менее поларшина. Ряды стульев и кресел должны быть крепко прикреплены к полу и столь же крепко связаны между собой.

Желательно было бы иметь полную изоляцию стены от зрительного зала, что требует устройства железного (огнестойкого – Р.Я.) занавеса». Обращалось особое внимание на удаление из здания неприятных запахов, что удалось окончательно решить лишь с устройством канализации (в 1923 году в Уфе она практически отсутствовала – Р.Я.). Одновременно потребовалось обратиться к техническим усовершенствованиям по поддержанию чистоты и гигиены. Все это требовало значительных затрат. Выделить деньги правительство республики не имело возможности. Выход был найден: принимается решение использовать остаточные средства, изначально выделенные для других целей. В 1923 году началась ликвидация исчерпавшего возложенные на него задачи Горпоследгола. Так в духе традиции эпохи сокращенно именовалось учреждение, призванное обеспечивать преодоление последствий голода. Оставшиеся неиспользованные денежные средства направили на ремонт Дворца Труда и Искусств.

 

Радмир ЯНГИРОВ.

Фото автора.